Добро пожаловать, приятного прочтения.

Б. В. Гнеденко НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И МАТЕМАТИКА

Но второй больной не был прооперирован до конца: уже при вскрытии грудной клетки убедились, что сердце поражено совсем другой болезнью, чем предполагалось. Рану зашили и больного возвратили в палату.

С тех пор этот прибор использовался в клинике постоянно. Он был принят на вооружение медицины.

Позднее мы построили машину для диагностики заболеваний сердца. В машину вводились последовательно двадцать шесть диагностических признаков, и она постепенно выдавала сведения о заболевании. Иногда машина очень быстро могла ответить на вопрос, иногда же показывала, что не в состоянии ответить на столь сложный вопрос.

На машине мы «проиграли» большое число историй болезней, закончившихся операцией. Эти операции подтвердили правильность диагнозов, поставленных машиной. После этого мы решили пригласить врачей. Пригласили специалистов в области хирургии сердца, терапевтов, а также специалистов по психическим заболеваниям. Реакция была очень интересной. С утра до позднего вечера наши гости сидели около машины. Они буквально были увлечены «игрой» с машиной, а так как они принесли с собой истории болезней, то эта «игра» имела определенный интерес чисто прикладного характера.

После того как мы продемонстрировали машину и наши гостя сами поработали с ней, профессор Иванов, о котором я вам рассказывал, заявил: «Идите работать с нами, мы умеем диагностировать хорошо, с нами вы сумеете создать такую машину, которая будет диагностировать не хуже лучшего диагноста мира».

Врач-терапевт, специалист по диагностике заболеваний пищеварительного тракта, сказал иначе: «Зачем вы взялись за такую трудную задачу, как диагностика сердечных заболеваний? Давайте работать вместе, и мы создадим такую машину, которая будет диагностировать практически без ошибок».

Наконец, психиатры реагировали так: «Ну зачем вы взялись за диагностику сердечных заболеваний,— говорили они.— Вам каждый инженер скажет, что сердце — это простой насос, который гонит жидкость по трубам. А вот человеческую психику не знает никто. Давайте работать с нами. Без математиков здесь дело пойти не может. И любой шаг в области изучения высшей нервной деятельности для человечества будет величайшим благой. С психикой связаны не только заболевания людей Oт нее зависит вея повседневная человеческая деятельность. Мы не знаем возможностей человеческой психики, не знаем, насколько мы ее можем загружать. Нам неизвестно, правильно ли мы учим людей, правильно ли мы лечим их».

В ту пору я уезжал из Киева и начал заниматься новыми проблемами, которые вызвали мой интерес в связи с теми же вопросами медицины. Однажды мне пришлось наблюдать в клинике тяжелейший случай. Больному делали операцию, естественное сердце отключили, а подключили искусственное сердце, изготовленное в Швеции. И во время операции аппарат отказал

Проблемы надежности любой аппаратуры, в том числе и медицинской, стали буквально первоочередными. С момента приезда в Москву я и занялся этими проблемами. Сразу выяснилось, что огромное количество инженеров, московских и ленинградских, инженеров, которые работают па самых разнообразные предприятиях всех городов Советского Союза, крайне заинтересованы в проблемах надежности. И эти проблемы не только не могут быть решены, но даже не могут быть сформулированы точно без использования очень разнообразных математических методов.

Мы немножко вошли и в задачи инженерного дела. Потому что для нас стало правилом, прежде чем решать инженерную или любую другую практическую задачу, вникнуть в ее суть для того, чтобы правильно поставить ту математическую проблему, в которую упирается решение практической задачи. А когда математическая модель для реальной проблемы создана, тогда можно чисто математически продолжать решение этой проблемы.

В теории и практике надежности приходится решать ряд задач. С одной стороны, это — проектирование надежности в процессе создания конструкции, с другой — поддержание запроектированной надежности в процессе производства. Оказывается, эти две задачи требуют совершенно различных математических методов решения.

Что интересно? Выяснилось, что многие чисто производственные задачи (с которыми к нам приходили специалисты из разных областей техники) через некоторое время превращались в абсолютно новые и свежие вопросы самой математической науки. Оказалось, что эти производственные проблемы вызывают в жизни новые области математической науки. За последние годы таких новых областей математики появилось много, и они тесно связаны с задачами практики. Были и остаются связанными.

В начале тридцатых годов в нашей стране в значительной степени были созданы основы двух новых математических наук: теории информации и теории массового обслуживания.

Оглавление

анастасия мишарина